Мы в соцсетях:
FacebookВКонтактеTwitter

Охранные зоны! или 50 ловушек для дачников

// 04.07.2017

В районе поселка Сухая Балка проданы дачникам под застройку более 50 участков. Но строить на них ничего нельзя − участки попадают в охранную зону магистрального нефтепровода «Омск – Иркутск».

Как пишет «Красноярский городской сайт»,в поселке Сухая Балка 14 июня прошел митинг протеста против сноса домов. Компания «Транснефть − Западная Сибирь» подала в суд иски к 10 собственникам, чьи участки попали в охранную зону (ОЗ) и зону минимально допустимых расстояний (ЗМДР) нефтепровода «Омск-Иркутск», построенного еще в 60-е годы прошлого века. В числе этих участков и выставленные на продажу новые коттеджи местного бизнесмена Андрея Водолазского.

На митинге в защиту обиженных жителей грудью встал местный депутат Иван Серебряков. Что заставило депутата так гневно изобличать и клеймить исполнительную власть? Как пишет информационное агентство «Национальные интересы», дачники депутату нужны были только для массовки. Реальным же заинтересантом гневных филиппик депутата был господин Водолазский, а также конкретные чиновники, переводящие земли из категории сельхозназначения с обременением в другие категории, позволяющие строить на ней жилые дома. По одному из участков шустрого предпринимателя по делу Быковой в СНТ «Надежда» решение о сносе строений уже принято. Новые коттеджи, выставленные на продажу бизнесменом Водолазским, также попали в охранные зоны магистральных трубопроводов. Из-за этого «Транснефть», чьи трубы лежат в земле, и судится с обманутыми простыми людьми.

Чиновники обязаны пресекать самострой

У новых собственников на руках в полном порядке все документы на землю и дома, однако их постройки суд обязан признать самовольными, так как нахождение строений в охранных зонах магистральных трубопроводов запрещено независимо от наличия или отсутствия разрешений на строительство или регистрации в госреестре прав собственности на недвижимость. Такая позиция государственных судов защищает самое главное, что есть у любого человека, − его жизнь. Землю над магистральными трубопроводами допустимо использовать под огороды и пашню, но категорически запрещено возводить дома, в которых могут жить люди.

«В документах на землю органы земельного кадастра обязаны указывать ограничения на использование земли в охранных зонах, - комментирует ситуацию юрист Леонид Овсянников, - а местные власти не только не имеют право разрешать здесь строительство, но и обязаны, по закону о местном самоуправлении, следить за тем, что никто ничего в охранных зонах не строил».

Обязаны − но не делают. В регистрационных палатах собственникам выдают документы на землю без обременений, а местные власти разрешают строить там, где это запрещено. Последний пример из района той же Сухой Балки. Администрация Шуваевского сельсовета Емельяновского района 26 августа 2014 года выдала гражданке Н.С. Афанасьевой разрешение на строительство дома площадью 81 кв. м на принадлежащем ей участке с кадастровым номером 24:11:0130801:48. В документах на участок обременений указано не было. Однако Наталья Афанасьева обратилась в «Транснефть» с просьбой проверить, не попадает ли ее участок в охранную зону нефтепровода. Оказалось − попадает. В апреле нынешнего года она добилась в Арбитражном суде Красноярского края аннулирования разрешения на строительство и на основании данного решения теперь принимает меры по расторжению договора купли-продажи земельного участка.

Время и нервы незадачливой владелице, конечно, никто не компенсирует, но она хотя бы сохранила свои деньги. Те же, кто понадеялся на добросовестность красноярских чиновников, ходят на митинги протеста, хотя можно пойти по пути Афанасьевой. «Если выяснилось, что проданный участок попал в охранную зону, нужно идти к собственнику или эксплуатанту трубы (в данном случае - «Транснефть», ред.), и получить документ о запрете строительства, и на его основании подавать регрессные иски о компенсации за снос их домов к администрациям, а также расторгать договора купли-продажи земли», - добавляет Овсянников.

Под «раздачу» попало 9 дачников

Депутат Серебряков нагнетает. Не «тысячи домов», но пока только 9 в «Сухой Балке», к которым поданы иски. И еще 20 участков в охранной зоне нефтепровода попадают, по которым компания пока иски не подавала. Непонятно, почему до сих пор «Транснефть» не открыла здесь свой офис, чтобы предупреждать людей о возможных рисках? Или хотя бы повесила объявления с телефонами доверия, чтобы перенаправлять людей к юристам составлять исковые заявления и представлять их интересы в судах. Если уж власть и депутаты аффилированы с жуликами, то правовые консультации адвокатов компании и поддержку в судах могла бы взять на себя «Транснефть». В пресс-службе «Транснефти» говорят – для них это непрофильная деятельность, монополия тратит в местный бюджет более 1,5 млрд рублей и вправе хотя бы требовать элементарного соблюдения законов. К тому же пока речь идет всего о 9 человек попавших «под раздачу» из-за корумпированых чиновников. Красноярские бюрократы надеются, что простому человеку пройти судебную процедуру невероятно сложно. Краевое начальство не принимает никаких мер к представителям власти, которые, видимо, не без личного интереса выдают разрешения на строительство там, где строить нельзя. Возможно, суд найдет нужные термины для квалификации их действий по выдаче недействительных разрешений на строительство. Депутат Серебряков не призывает остановить продажу земли под жилое строительство в охранных зонах, чтобы защитить граждан. Законодатель, напротив, предлагает узаконить нарушения, оставив людей в заложниках у судьбы. Повезет - не повезет.          

«Красноярский городской сайт» отмечает, сегодня в Сухой Балке подшефные депутата Серебрякова предприниматели продали более 50 участков под застройку в охранной зоне нефтепровода − еще полсотни ловушек ожидают доверчивых застройщиков, мечтающих о собственном доме, бане и саде. Еще до нового года эти  мечтатели пополнят ряды митингующих против сноса. Если конечно не проверят, не попадает ли участок в охранную зону нефтепровода, еще до того, как вытаскивать деньги из кошелька.

   Михаил Хартман