Мы в соцсетях:
FacebookВКонтактеTwitter

Сергей Воробьев. ЖКХ застряло между рынком и социализмом

// 10.09.2014
Сергей Воробьев. ЖКХ застряло между рынком и социализмом

Сергей Воробьев, руководитель Центра изучения региональных проблем:

Возможно ли полностью рыночное ценообразование в ЖКХ? Ответ − нет, невозможно. Рынок существует там, где сделка может не состояться, если покупатель и продавец не условились о цене. Продовольствие и жилье не относятся к продуктам, которые потребитель может отказаться приобрести, так как от этого зависит его жизнь. Поэтому во всех странах, в которых государство не может позволить себе просто так дать человеку умереть, в распределении жилья и продовольствия имеются элементы социализма: социальное жилье, приюты, продовольственные талоны, социальная помощь неимущим и прочие названия, за которыми скрывается распределение жизненно необходимых условий существования на нерыночных принципах.

И во всех странах существует проблема взаимоотношений между рыночной и социальной частями структуры распределения жилья и продовольствия, в которой всегда имеются элементы антагонизма: паразитирование на социальном распределении благ тех, кто в состоянии без этого обойтись; спекуляции на этих социальных благах; борьба рыночной части распределения за сокращение социальной, так как это снижает цену товара и пр. «МК» со ссылкой на Андрея Нечаева сообщает, что на заседании рабочей группы Агентства стратегических инициатив Дворкович и Абызов поддержали предложение вывести из-под государственного регулирования тарифы на коммунальные ресурсы (тепло, вода, электричество), разрешить продавцам самим устанавливать на них цену. Компаниям же ЖКХ и управляющим компаниям предлагается разрешить продавать жилье должников для «компенсации собственных убытков».

Сугубо рыночный принцип установления цены в сфере ЖКХ существует − это аренда жилья. С одной стороны продавцом выступает собственник (или официальный наниматель жилья), с другой – арендатор. Не хочешь снимать жилье − не снимай, никто тебя не заставляет.

Рыночный принцип аренды жилья можно было широко применять, если бы в 90-е годы не была проведена вредительская (именно так!) операция по приватизации жилья. Если бы государство осталось собственником жилья, оно могло бы назначать за свои услуги такую цену, которые мог бы платить наниматель. Или если бы все жилье (или хотя бы большая часть) была в частных руках. Система «доходных домов» в крупных городах до революции процветала, дома строились, обслуживались, и никто не считал это проблемой, во всяком случае, в художественной литературе особое внимание этому не уделялось, как и другим рыночным отношениям.

Основной признак отсутствия в ЖКХ рынка − отсутствие сегмента доходных домов. Строительные компании предлагают свое жилье только в собственность, предпочитая месяцами и годами продавать квартиры, но не сдавать их в аренду. Это означает, что тарифы монополистов на тепло, свет, воду и прочее выше, чем может оплачивать рядовой потребитель.

Ограничение роста тарифов ЖКХ уровнем инфляции не решает проблему, а откладывает ее на какое-то время. В отсутствии рыночного ценообразования невозможно найти крайнего, кто же виноват в проблемах ЖКХ. Можно обвинять во всех грехах монополистов, но пользы от этого нет. Надо рассматривать весь баланс доходов-расходов потребителей и агентов рынка.

Вместо того чтобы развивать институт доходных домов − как социальных в собственности государства, так и частных − власти упрямо идут на рост числа квартир в индивидуальной собственности. Программа «Жилье для российской семьи» предусматривает строительство 25 млн кв. м жилья эконом-класса, которое будет продаваться не дороже 30 тыс. руб. за кв. м. То есть государство плодит собственников квартир, которые при постоянном росте тарифов ЖКХ не смогут их оплачивать. И что, миллионы людей выселять, а куда? Было бы социальное жилье, тогда такой порядок можно вводить. Вдобавок ко всему проблема управления многоквартирными домами с множеством разных собственников не решаема в принципе.

Вообще, собственность на квартиры в нынешнее время абсурд. Люди все чаще меняют работу и место жительство, а собственность на квартиру привязывает их к одному месту. Лучшего способа затормозить экономическое развитие страны и придумать трудно − как развивать новые производство, если люди, хотя бы психологически, держатся за собственную бетонную коробку в тысячах километров? Отсюда, кстати, и выходящая за границы разумности концентрация населения в Московском регионе − только здесь можно учиться в разных заведениях, поменять работу и делать карьеру, не расставаясь с «камнем не шее» в виде собственной квартиры.

Рано или поздно российским властям все равно придется прийти к системе, существующей в цивилизованных странах: разделить жилье на социальное в собственности государства/муниципалитетов с регулируемыми тарифами и рыночное с нерегулируемыми тарифами. И чем раньше будет принята такая программа, тем с меньшими жертвами ее удастся реализовать.